Понедельник, 23.10.2017, 10:52
журнал "Склянка Часу*Zeitglas"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Мои файлы [50]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 50
Главная » Файлы » Мои файлы

Вышел в свет №58 литературно-художественного журнала "Склянка Часу*Zeitglas"
[ ] 25.06.2011, 14:33
Вышел в свет №58 литературно-художественного журнала "Склянка Часу*Zeitglas"


Авторы журнала СЧ №58:



ПРОЗА:


Сергій Левченко
Александр Волков
Виктор Бердник
Жанна Коваленко
Сергій Феодосьєв
Володимир Комісарук
Вадим Друзь
Сергій Гайдук
Елена Соколова
Микола Москалець
Mykola Moskalez
Михаил Соболев
Michail Sobolew
Володимир Нагорняк
Наталія Лавлєнцева

Поезия:

Вячеслав Пасенюк
Геннадий Кононов
Петренко
Иван Волосюк
Юлія Шешуряк
Тарас Кушнір
Юрий Крыжановский
Александр Курапцев
Ирина Юрьева
Олександр Конопля
Олександр Козинець
Елена Шуваева-Петросян
Анатолий Мельник
Ефим Хазанов
Анжелика Ткачук
Владимир Губанов


Эссе:

Людмила Исаева
Микола Лаціс
Ярослав Брусневич
Владимир Ерёменко
Я.Б., Ч.Б., В.П., Р.Ш.
Лилия Безуглая




Галерея Galerie Галерея



Живопис: Юлії Лисенької / Malerei von Julia Lysenka:
Графіка: Ольги Харченко/ Graphik von Olga Chartschenko
Графіка: В`ячеслава Мордовіна/ Graphik von Ejatscheslaw Mordowin
Графіка: Олега Білого/ Graphik von Oleg Bilyj


Журнал можно приобрести послеоплатой (35 грн.), заказав в редакции:

zeitglas@ck.ukrtel.net





Отрывки некоторых публикаций этого номера:



"Дёрг, дёрг, дерись, дёрн,
с тела моего, такого земного,
выпусти душу из тела вон –
пусть тишиной обрастает снова.

Ты, уходящая к вышнему высь,
низом не станешь, как ни кренись, –
кровью крепись, сольцой кровяной,
силой сберёгшейся, нутряной.

Дёрг, дёрг, дерись, дёрн,
с почвы дырявой покров корявый,
прочь убирая подённый вздор,
бег по орбите времён ускоряя.

Бег по аорте из года в год –
всех навестить, перед тем как исчезнем.
Общий котёл, вселенский заглот,
честный расчёт при раскладе нечестном".

Вячеслав Пасенюк Карманный заклинатель





...Вода, будь це море, річка, озеро, ставок, канава, лука в розливі, як під склом грала і грає, як у фільмах Тарковського, в моєму житті неабияку роль. Вона дарувала мені життя, а одного разу трохи не стала домовиною. Я думаю, що туркмени як туареґи, воду цінують не тільки за те, що вона погамовує спрагу, а й за її лагідну красу, доброту й мудрість. У багатьох народів слово вода звучить схоже. Вода завжди пробиває собі дорогу в землі, в камені і, навіть, у слові. Я не боюся води в своїх словах. І падає вона до нас, чи на нас прямо з неба. З хмар. Он та, хмара, схожа на Тиніса, з яким я ловив кільку біля острова Сааремаа. Він був із „гарячих” естів, говорив безупину, а я сидів у баркасі, тягнув сіть і мовчки його слухав...



Сергій Левченко Шлях зерна






СОНЕТ НА ПЕСКЕ

Облака – аппликации, неба горячий нейлон.
Раскаленный песок превращается в дух неумело.
Под сетями одежды ее безупречное тело
смотрит сон о пустыне, нагой и безжизненный сон.
И стремится душа пробужденная вылететь вон.
Зеркала разбиваются, рушатся рамки, разделы.
И она покидает свой образ, выходит всецело,

подвернувшимся ближним большой причиняя урон.
Из песчаного сна, дребезжа, вылетают комично
части звонких витрин, отражавших лишь образ статичный.
Чернота пентаграммы расколота. Вне суеты,
снисходя к разрушеньям, душа улыбается чуду,
осыпая барханы дождем, под которым повсюду,
раздвигая песок, пробиваются Божьи цветы.




Геннадий Кононов Из цикла "Сонеты для тебя”







* * *
знімаю з неба
теплі візерунки
гортаю вбезлад
азбуку історій
тримаю серце
на чиємусь
пульсі

читаю книги
мертвій
поетесі




Петренко Займенники



ця жінка здатна прибрати хату, спалити хату
главою стати якого-небудь матріархату

роман крутити, роман писати, ввести в оману
варити воду, варити каву і кашу манну

ця жінка може наворожити сум і ґрати
зіграти соло (на нервах також уміє грати)

шукати руту, зігріти руки, сказати правду
сидіти в чатах, у сні кричати, носити prada

ця жінка здатна убити словом, убити муху
лапшу зварити – собі в тарілку, йому на вуха

ця жінка може начаклувати і смерть, і вдачу
ця жінка любить. ця жінка вірить. ця жінка плаче...




Юлія Шешуряк *жіноче*



ЛОШАДЬ В ПАЛЬТО

Опять ты наехала, девочка: "Не ночевал!”.
Где ночь я провёл – неизвестно и, главное, как.
Да только к утру в моей памяти полный провал,
А днём, если что- нибудь делаю – вовсе не так.
Глупышка! Ты снова заладила: "Кто она, кто?”
Чего, наконец, в этой жизни я, грешный, хочу?
Откуда я знаю? Наверное – лошадь в пальто.
Наверное, с нею я скоро совсем улечу.
Ах, если б ты знала, как это кайфово: в ночи,
Когда распирают стихи и спешишь в никуда,
Лететь по Подолу, подземные слыша ключи.
От запаха лип, от луны со мной просто беда!
Ах, если б ты знала, как это бывает в бреду,
Когда до рассвета любовницей стонет строка.
Ты с нею в Раю, и ты с нею, конечно, в Аду.
Ты с нею! И, кажется, это уже на века!
Опять ты наехала, девочка: "Кто она, кто?”
Откуда я знаю? Наверное – лошадь в пальто.




Юрий Крыжановский Не умею наполовину!



***
Когда мне было семнадцать совсем,
Я смотрел сквозь дыру в потолке
И видел там небо под номером семь,
Трепещущее, пойманное, как птица в силке.




Александр Курапцев Микродозы стиха



Тишина…
Лишь Хронос, не спеша, ведёт к развязке день.
Так наступает Завтра.
Тик-так…

***
Лужа не хочет никого испачкать.
Она просто есть.
Просто живёт и поит землю своей влагой.
Но тут её перечёркивает велосипед и выводит из полусна…




Ирина Юрьева Так наступает Завтра





Отрывки из критических статей:



Иногда мы говорим о художнике: «Он меня потряс». Потрясение, вызванное произведением искусства (литературным, в частности), разрушает мусорные завалы в душе читателя, очищает её. С детства и позже гуру всех мастей «грузили» меня своим мусором, и мне было очень непросто обрести себя. Так, думаю, бывало со многими.
Очередную книжку «Склянки Часу» (№ 57) я раскрыл, как раскрывал все предыдущие, – с надеждой на потрясение. На этот раз хотел бы сказать несколько слов о стихах, опубликованных в «Склянке». Отчего бы это, скажете, прозаику соваться в стихи? Надоела проза, признаюсь, даже собственная. И, во-вторых, я ведь тоже писал стихи в младыя годы. Но уже тогда понял, сколько крови пьет добротное, грубо говоря, стихотворение; сколько трудов приходится изводить на форму ради того, чтобы выразить чувство. Причем, мой организм таков, что я всегда гнался за совершенством, как я его понимал. Но совершенство поэтическое – парафия Бога. Да, это я понял своевременно. То есть, чур меня от стихосложения. Я счастливо отмежевался от такого Креста.


Владимир Ерёменко "Склянка Часу” по шкале Рихтера



Копаю четвёртый день: не те силы, явно не те, сказываются 45 лет в литературном застолье. А траншею (полновесные десять с гаком кубометров земли вперемешку с глиной, щебнем и битым кирпичом!) я рыл не против Ерёменко, хотя действо – в целом – весьма напоминало «восхождение в бездну». Новенький номерок «Склянки» мне подали в пролом забора, под коим я как раз и рылся-ворочался. Там же, в траншее, с удивлением прочитал Володин отклик, – как же, однако, его задела п у с т о т а! С каким серьёзом отнёсся он к «понтам» злокозненным и злопыхательским! Знать, зацепило за живое исповедью Чеслава: стрела, хоть и тупая, долетела до цели.



Я.Б., Ч.В., В.П., Р.Ш. Между призванием и признанием...



Журнал можно приобрести послеоплатой (35 грн.), заказав в редакции:

zeitglas@ck.ukrtel.net

Категория: Мои файлы | Добавил: zeitglas
Просмотров: 475 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz